Постмонаший отходняк

Итак, всем “здравствуйте” и добро пожаловать в мою прекрасную колонку под названием “Магвости”. Событий поднакопилось достаточно много, так что с превеликим удовольствием расскажу обо всем незнающим и подведу итоги для знающих.

Как известно большинству из нас, Буян подвергся нападению фанатиков в ночь Хеллоуина (которая длилась несколько месяцев, но не суть важно). Монахи, опьяненные желанием очистить этот бренный остров от скверны - то бишь, магии, - принялись крушить и уничтожать все магическое, и ничто не могло встать у них на пути… кроме наших отважных учеников (и не только)!
Длительная борьба двух сторон с противоположными интересами длилась долго и охватила всех обитателей острова. Но и ее ждал конец - со своими последствиями.

Трон Древнира лишился одной составляющей (одной из четырех колонн, на которые опирается основание Тибидохса); некоторые монахи покинули остров, а кто-то из них остался на нем навсегда. Но преподаватели все еще погружены в сон и лишены своей магической силы, циклопы в подвале загромождают проход, а пострадавшие нуждаются в лечении. Алалина уже прибыла с делегацией склеполетов на Буян и разрушила последний алтарь. Замок будет какое-то время восстанавливаться после случившегося, так что осторожнее на поворотах!)

И в дополнение ко всему вышесказанному, я решила посетить некоторых участников событий, которые с удовольствием ответили на мои вопросы.))

Мунакра достала блокнот, самопишущее перо и зашелестела страницами. Отыскала чистые листы, не украшенные торопливым почерком и различными загогулинками, и приступила к опросу.

- Что вы скажете по поводу ивента с монахами? Какие у вас возникали эмоции во время событий? Что запомнилось больше всего? - поочередно спрашивала девушка каждого из позволивших себя допрашивать участников событий. Таня заявлялась к отдельным личностям, отмеченным в ее списке, стараясь создать такую обстановку, чтобы ничего не отвлекало ее “жертву” от ответов.

Коля Храбров немного подумал, сел поудобнее и, наблюдая за движениями пера и его пометками, произнес:
- По поводу ивента с монахами скажу, что это было непросто, но порой даже весело. Эмоции были разные. Иногда хотелось смеяться, а иногда напороться на алебарду их пастора и больше не мучиться. Больше всего запомнился Трон Древнира, точнее момент, когда замок шатался туда-сюда. Было оооочень не по себе, - светлый улыбнулся.

Янина Вяземская, кажется, обрадовалась опросу и с воодушевлением сообщила:
- Скажу, что монахи были очень бодрые, смертоносные и наглые, но, к счастью, мы их во всем превзошли, поэтому эмоции самые радостные!! Было интересно попробовать выживать без магии, но, надеюсь, больше не придется. Больше всего запомнилось тушение в библиотеке, потому что я уже готовилась никогда в жизни больше не читать. В общем, думаю, мы готовы взять трудновоспитуемых монахов на перевоспитание за какой-нибудь хороший подарок, - темная подмигнула. Перо закончило писать, и Мунакра кивнула.

Следующей стала Ира Синицына. Светлая немного поколебалась, видимо, стараясь сформулировать то, что хотела сказать (хотя лицо ее явно выражало недовольство опросом, жалко уже на несколько вопросов ответить), и начала:
- На меня этот ивент особо не повлиял, я ничего особо не потеряла (ну рубашка не считается) и ничего не приобрела, кроме шрама на носу. На магию я и раньше не особо полагалась, так что для меня это не было так страшно. Разве что за других переживала. За их физическое и психическое состояние. Больше всего запомнились, наверное, воспоминания Фенга. Я им даже сначала прониклась. Но поговорить с ним так и не удалось. Хотя, может быть, это и к лучшему.
Ну и в завершение скажу: религия - опиум для народа, опиум - это наркотик, наркотики - зло. Можешь так и записать,
- она серьезно посмотрела на Мунакру.

Таня весело и бесцеремонно заявилась к Лене Дарк, вызвав у темной улыбку, и усадила девушку в кресло. Та согласилась удовлетворить любопытство светлой и произнесла:
- Могу сказать то, что это событие запомнится мне и всему замку на долгие годы.
Сначала было флегматичное отношение ко всему. Ну, пройдет и пройдет. Даже разогреться случая не будет. Но стоило встретится с первым монахом, Торном, как тут же захотелось оторвать кому-то голову... К счастью, моя осталась на месте..,
- девушка невольно коснулась своей шеи.
- А запомнились больше всего молния, крик, и горелые тела монаха и Маши. Трудно передать словами, что в этот момент чувствовалось.
Поэтому, я считаю, что духи погибших мне будут приходить в кошмарах,
- на, казалось бы, таких серьезных словах темная хмыкнула. Мунакра закрыла блокнот и убрала перо, поблагодарив девушку.

Камилка содрогнулась при одном упоминании о монахах, откашлялась - сказалась простуда, ибо нефиг в одной футболке бегать по Буяну - и произнесла:
- Ну, нам попались вполне мирные монахи. Судя по тому зрелищу в подвале, не все они вели переговоры: брат Ками с виду хоть и безобидный, но очень жестоко посворачивал шеи своим спутникам - приходилось держать ухо востро. Но приключение получилось весьма опасное, травматическое, наполненное ужасами, переживаниями и применением физической силы. Чего только стоит наша пробежка с пострадавшей Машей Лопес по всему острову или путешествие по кровавому подвалу. В общем, хорошо, что все кончилось, и хорошо, что никто не умер, - Кэм с вопросом посмотрела на Таню, как бы спрашивая, достаточно ли такого ответа. Журналист кивнула.

- Так, - начала девушка последний опрос, поправив очки на носу. Зрение у нее пребывало в полном порядке, поэтому в оправу эдакого элемента украшения были вставлены обычные стеклышки. - Что вы скажете по поводу ивента с монахами?
Она уже минут десять копалась в своем саквояже, шелестела страницами, разбиралась со своим пишущим пером, в общем, бесила Холода как могла.
- А что я могу о нем сказать? Кровища, кишки, насилие - все, как я люблю. Ты ж и сама там была, не так ли? Какие вот у тебя остались впечатления?
- Дело в том, что я рано покинул вечеринку, - Сашка оглядел полуподвальное помещение, в котором они прятались от жгучего материкового солнца. - Даже и не знаю, толком, чем пати закончилась.
- Судя по тому, что Торн сдавал на глазах - мы продемонстрировали слаженную командную работу по уничтожению этих алтарей, или как их там, с одновременным выпиливанием главарей, так ведь? Странно, что мы такой командной игры на драконболе не показываем, - хмыкнул Холод.
- Еще мне очень понравилось, как звонко наваляли нашим доблестным Хранителям. Особенно Храброву. Нет, пусть читатели не подумают, что я испытываю неприязнь к Храброву! Я же не гомофоб какой-нибудь! Я ненавижу его ровно с такой же силой, как всех остальных в нашем проклятом замке. Ну просто, если между нами, он ведь изрядная задница и зазнайка, этот Храбров. Даже нет, не задница, а затычка в каждую задницу, вот как. Всех уже достал, реально.
Таня никак не прокомментировала такую реплику и задала следующий вопрос:
- Какие у вас возникали эмоции во время событий?
- О, всякие разные. В различные моменты меня беспокоили разные вещи, от горечи и обиды за поражения моих сокамерников, ой, сокурсников, - исправился Холод, - до берсеркерской радости битвы. Это, конечно, если не принимать во внимание постоянное желание жрать, - тут Танька должна была уже заметить, что парень выглядел странно. Кожа его приобрела сероватый оттенок, под глазами залегли тени, а глазные зубы уже не прятались, а торчали все время, мешая говорить. Сашка нервно ерзал, без конца озирался и принюхивался.
- Были моменты, когда азарт погони, всеобщая беготня и паника вызывали радостное возбуждение. А вот когда мы с Колей впервые вошли в сторожку циклопов в подвале, у меня даже шерсть на затылке зашевелилась.
- Вы, кстати, в курсе, что мы с Колей первые и единственные, кто видел эту расправу в полном варианте? Там такая расчлененка была, что жесть,
- Сашка облизнул пересохшие губы. - Потом, я думаю, какая-то защитная Тибидохская магия скрыла от посторонних глаз жуткие подробности тех событий, но я же телепат! У меня остался мыслеобраз. Кто хочет - шлите купидончика - я с вами поделюсь воспоминаниями, - колдография вампира подмигнула читателю прямо с газетного листа.
- Особенно, конечно, запомнилось жгучее осознание собственного бессилия, когда твоя магия не работает, а сил разорвать противника голыми руками не хватает. Я думаю все это почувствовали, так или иначе.
- Я уже некоторое время, как все заметили, путешествую. И в пути я выискал интересную информацию про этих монахов. Их секта, оказывается, основательно расползлась по параллельным мирам, и наши Хранители уже даже, не знаю, прямо или косвенно, встречались с этими ребятами или с плодами их трудов в одном из ближних параллельных миров, прикинь?! И молчат, главное!
- А вообще, я так понимаю, это самая главная защитная тактика администрации школы, в плане обороны замка - всех бросить и даже защиты никакой не выставлять (а то почему они постоянно так делают?). Не потому, что нас никто не любит или не ценит, а просто потому, что любую защиту можно сломать или обойти. А этот барьер еще ни разу ни одна зараза не преодолела. Видимо, ни в нашем, ни в параллельных мирах не нашлось ничего страшнее и ужаснее, глупее и отважнее, сильнее и бестолковее, чем трудновоспитуемые ученики Тибидохса.

- Что запомнилось больше всего? - большую часть населения планеты такие вопросы ставят в тупик, но Сашка балаболом был знатным, и потому даже не стал дожидаться, пока Мунакра до конца задаст вопрос.
- Ну тут, вне всяких сомнений, пальму первенства забирает та <здесь была цензура Тибидохса> (“ента благочестивая монашка” сокр. - прим. Редактора), которая сперва изрезала мой халат, а потом самоуничтожилась напоровшись на мой, эмюэээ... - Сашка выдержал паузу для корректировки курса. - Прямо на свой кинжальчик, - закончил он. - Нет, я не в обиде, это же довольно сильная штука, когда незнакомая женщина трется об тебя своим телом и пытается измазать в собственной крови всего, но я, конечно, больше за соблюдение границ чужого интимно-личностного пространства, тем более, что она все это совершила на глазах у детей.
Сашка шумно сглотнул. Еще ему, конечно, запомнился вкус крови Пастыря. Она была такой нездешней, густой и ароматной, как майский липовый мед.
Но вампир благоразумно промолчал, тем более, что в ближайшее время ему могло перепасть и кое-что повкуснее.
Холод безумным взглядом уставился на тощую Танькину шею, поочередно моргая то левым, то правым глазом, и не в состоянии скрыть повышенного слюноотделения.
- Еще какие нибудь вопросы будут? - сахарно спросил Сашка, привставая с места и держа руки на виду, что, в общем-то, совсем не гарантировало девушке безопасности. Перо еще какое-то время продолжало дописывать его слова.

Также хочу добавить от себя: приключение вышло весьма интересным и полным различных событий - каждый отыгрывающий смог встретиться с кем-либо из монахов лицом к лицу. А еще участники смогли сделать для себя некоторые выводы, узнать что-то новое или подтвердить предполагаемое старое. Лично я впервые использовала магию стихий вне лекций =)
А на этом все *вымотанная допросами, светлая устало потянулась*. Увидимся в следующем месяце и, надеюсь, материал для моей статьи найдется ;) А вы для этого все постарайтесь.))

Сеанс групповой психотерапии для Тибидохска проводила
магспирант Светлого Отделения Татьяна Мунакра